Эссе о пиратах

pirate-bay

Посмотрел как-то одну телевизионную передачу, в которой наши «уважаемые» эксперты обсуждали проблему контентного пиратства. И философы там были, и с минобразования там были, и со звукозаписывающих компаний там были. Не было только самих пиратов, которые бы ответили, почему они пиратствуют, хостеров, на серверах которых лежит пиратский контент, и представителей законодательной власти, которая должна регулировать отношения двух вышеупомянутых категорий. Зато были эксперты… Поплевался я, поплевался на их рассуждения, да забыл. Тут брат попросил написать ему какие-нибудь мысли по любому поводу то ли для философии, то ли для урока литературы. Вот я и написал по горячим следам на тему контентного пиратства.

С пиратством в сфере фильмов и книг можно эффективно бороться, но не теми методами, которые используют в настоящее время в России. Большинство борцов за авторское право видят решение проблемы в ужесточении норм законодательства, а именно в том, чтобы хостеры контролировали содержимое своих серверов на наличие нелицензионного контента. Данные меры мало к чему приведут, так как хостеры лишь предоставляют место на своих серверах, не вникая в подробности, что именно на них лежит. Эту ситуацию можно сравнить с тем, что банк предоставляет клиентам ячейки, в которых клиенты уже сами хранят то, что им нужно. Абсурдно представить, что банк будет контролировать содержимое этих ячеек на наличие «нелицензионных» вещей.

Второй ошибкой законодателей, является неправильное понимание сути так называемого «пиратства». В доинформационную эпоху, любой товар представлял собой некий материальный предмет, т.е. книга — это набор скрепленных страниц. В конечном счете, любой покупатель приобретал именно набор страниц, чья цена, в основном, варьировалась в зависимости от качества используемых материалов при изготовлении. Пиратством в данном случае, называлось печатание книги некоторым издательством, не заключая договора с автором, т.е. автор не получал бы положенный ему гонорар. Сам процесс печати, таким образом, может быть произведен только посредством необходимого оборудования, что серьезно снижает количество потенциальных пиратов. Однако, после того, как книги начали сканировать, создавая тем самым некоторый компьютерный файл, говорить о пиратстве стало бессмысленно, т.к. книга перешла из разряда товара в разряд информации, физически ничего из себя не представляя. А после того, как этот файл попал в сеть Интернет, к нему потенциально стали иметь доступ абсолютно все пользователи этой сети. Таким образом, должен был измениться сам подход к определению предмета авторских прав, которого не произошло. Никто же не называет нарушителем авторских прав читателя публичной библиотеки, который пришел и прочел там новую книгу. А вот человека, который прочел виртуальную книгу в интернете, почему-то называют.

Таким образом, мы приходим к выводу, что законодатели хотят бороться, во-первых, с компьютерных технологиями (возможностью копирования файлов), а во-вторых, с неподконтрольностью никаким инстанциям Интернета (т.е. контролируемостью наличия этих самых файлов, производимую организацией по борьбе с виртуальным пиратством). И первое, и второе абсолютно абсурдно даже с технической точки зрения. В таких условиях законодателям стоит искать решение проблемы не во внешней среде, которая им противоборствует, а в себе самих. Издатели, которые в основном и составляют правозащитников, вместе с авторами — это единственные, кто формируют рынок, пират издать автора не может чисто физически, соответственно именно за ними и стоит приоритет диктата условий на этом рынке.

Если покупатели не хотят покупать товар, значит надо выяснить причины этого. Как правило, эти причины заключаются в качестве товара (физического предмета). Современный рынок нацелен на массового покупателя, оптимизация прибыли идет за счет увеличения оборота товаров и экономии материалов на его изготовление. Конечный покупатель получает экземпляр товара весьма сомнительного качества, из дешевой бумаги, разваливавшейся обложки и вымазывающих чернил, что радости ему не приносит точно. После первого прочтения практически всегда данный товар отправляется на помойку, или в глубины книжного шкафа, что явно не стимулирует покупателя на приобретение еще одной книги этого издательства. Но можно было бы идти и по другому пути. Уменьшить тираж издания за счет увеличения качества продукции, т.е. применения более дорогих материалов, таким образом пододвигая экземпляр массового тиража к качеству коллекционного издания. Цена за среднюю книгу будет увеличена раза в полтора, но конечный покупатель будет сам рад отдать эти деньги за более качественный товар. И с одной, и с другой стороны издание будет окуплено. Таким образом, даже если покупатель прочитает книгу в Интернете, это не будет полностью удовлетворением его потребности (а покупатель всегда платит именно за удовлетворение своей потребности, а не товар), как следствие у него будет мощный стимул к приобретению прочитанной им книги.